пятница, 10 июля 2009 г.

Посол РФ в Швеции: Полтава - наша совместная история


О 300-летии Полтавской битвы и современных российско-шведских отношениях беседуют посол РФ в Стокгольме Александр Кадакин и обозреватель Русской службы Би-би-си Вера Леонтьева. Этим интервью мы открываем публикацию серии статей, посвященных сражению под Полтавой.

Би-би-си: Очень многие в России и Украине сейчас вспоминают 300-летие Полтавской битвы. А шведы помнят эту годовщину? Если помнят, то в каком свете, и есть ли вообще единое толкование этого события в шведской истории?
Александр Кадакин: Полтава - одно из самых ярких событий очень непростой тысячелетней истории отношений между нашими странами. О да, шведы прекрасно помнят эту битву. Вспоминают по-разному, единого толкования событий нет.
Некоторые делают это спокойно и рассудительно: мол, история есть история, пусть ею займутся специалисты, с которыми, кстати, всегда интересно поговорить и поразмышлять на тему судеб наших народов, их прошлого и настоящего.
Отношение к королю Карлу XII в Швеции также неоднозначное, поскольку в начале XVIII века именно из-за него страна утратила свой великодержавный статус в Европе.
Но есть и другие люди, кто, похоже, до сих пор не хочет или не может с этим смириться, как некоторые футбольные болельщики не могут смириться с проигрышем своей любимой команды.
Один известный политик, например, прямо сказал: нам нечему радоваться, мы ведь проиграли! Но речь идет не о сегодняшней радости, а о событиях 300-летней давности. Наша позиция такова: пусть их изучают историки.
В конце концов, ведь это не мы тогда непрошеными гостями влезли с ногами в чистый шведский дом!
Молодежь, с которой мне приходилось общаться, чаще всего лишь со второй попытки смутно вспоминает короля Карла из курса начальной школы. Их нынче куда больше другие дела интересуют. Например, "пиратская партия", которая получила 7% голосов на состоявшихся только что выборах в Европарламент.
Ну и, наконец, многие в Швеции говорят о том, что после другой войны, 1808-1809 годов (200-летие Фридрихсгамского договора отмечается в августе-сентябре) страна вообще перестала с кем-либо воевать. И именно благодаря этому Швеции удалось накопить богатство и прийти к нынешнему уровню благосостояния.
Ну, а русскому народу вообще чужда злопамятность. Тех же побежденных шведских генералов Петр Великий на закате дня Полтавской виктории щедро накормил на банкете и крепко напоил. А когда ему через много лет сообщили о гибели главного противника в Норвегии, то Петр прослезился и сказал: "Мой бедный брат Карл!". При русском дворе объявили недельный траур. А Северная война, обратите внимание, тогда еще не завершилась.
Би-би-си: В современной политике такое джентльменство вряд ли возможно. Александр Михайлович, вероятно, вы не случайно провели ассоциативную линию со спортом, когда говорили о болельщиках. В России чаще всего вспоминают Полтавскую битву, когда проходят хоккейные турниры. А в Швеции такие ассоциации есть? Реванша не требуют?
Александр Кадакин: Нет. Шведская "Тре крунур" всегда была достойным соперником для России. Но болельщики о Полтаве не вспоминают. Они люди прагматичные, живут сегодняшними победами, или в последнее время чаще поражениями.
Би-би-си: А если брать немножко шире - как прошлые события влияют на современные российско-шведские отношения?
Мы предпочитаем быть добрыми соседями, партнерами, я бы пошел дальше, и друзьями, и мы хотим помнить только доброе. Даже о таком историческом крупном событии, как Полтавская битва
Александр Кадакин,
посол России в Швеции
Александр Кадакин: Начнем с того, что "шведофобия" в России отсутствует и как понятие, и как явление. И слова такого в русском языке не существует. А вот кое-кому в Швеции, особенно ее слишком свободной прессе, или якобы свободной прессе, околонаучной братии, профессиональным оплачиваемым недоброжелателям России давно бы пора освободиться от русофобских призраков прошлого, от фантомных страданий и болей по былому военному могуществу и от всякого рода чудящихся им ужастиков в духе Джеймса Бонда со стороны России.
Эти страхи иногда доходят до абсурда. Например, газопроводная труба на Балтике, как писали, "будет шпионить за всем полуостровом". У сведущих людей это вызвало улыбку сострадания. Но печально, когда такие фобии отражаются на двусторонних отношениях.
Отрадно, что здравомыслящие политики в Стокгольме не пошли на поводу у некоторых зарубежных неофитских интерпретаторов Полтавского сражения, как некоего военно-политического союза с небезызвестным прохвостом Мазепой.
Как историк, могу сказать, что в этом я четко вижу попытку использовать умышленно искаженные трактовки истории в угоду сегодняшним потребностям в международных делах, и для внутреннего потребления. Это делается для формирования ложно понимаемой национальной идентичности в жестко заданной антироссийской и русофобской парадигме.
Ну, а что касается военно-политического союза, о котором я упомянул, то хорош же был этот союз, если он основывался на двойном предательстве Мазепы. Сначала царя Петра, а потом и бедного короля Карла, которого он уже после Полтавы предлагал отдать Петру, лишь бы Петр простил его прегрешения.
Ну и потом этот союз был основан на похищении скудной бендерской казны беглого шведского монарха. К тому же эта казна была ему дарована турецким султаном через визиря бендерского.
Istochnik
страны и города

Комментариев нет: